October 23rd, 2008

frkr

записки из мертвого моря

   Провели десять дней на Мертвом море, поправили здоровье, насколько это возможно. Лишний раз убедились: море совершенно мертвое, к тому же, мелеет с каждым днем. На дно выпадают соляные шарики, лежат под ногами толстым слоем. Под тем самым зонтиком, где в 2003 году я спокойно плавал или стоял во весь рост, теперь могу поместиться только сидя на корточках. Где-то метр ушел за пять лет. Многовато. Пора поворачивать сибирские реки или разбавлять Мертвое море Красным.
   На Мертвом море очень вкусно, разнообразно и обильно кормят, блюдут все религиозные праздники, но как-то выборочно: нажимать кнопку на автомате, который делает эспрессо, по субботам нельзя, а вот официанту, который разливает кофе из кофейника, или девушке, которая убирает посуду со столов, работать по субботам, так и быть, разрешается. Один из четырех лифтов ездит в "шабадном" режиме: останавливается на всех этажах поочередно, сам открывает двери, сам закрывает, сам едет. Заходи, правоверный еврей, и катись, куда тебе надо - хоть на первый этаж, хоть на девятый, не спеша и ни в коем случае не работая. Остальные три лифта позволяют грешить, сколько влезет,- нажимая одну, две и более кнопок. Ох спросят с нас за эти кнопки!.. Воссядет кто-то ошую, а кто-то одесную, и ткнет в тебя пальцем: "Ты зачем по субботам кнопки нажимал, а?!" И что тут ответишь? - "Виновен! Следующий!.."
   Туристы на Мертвом море говорят либо по-русски, либо на иврите, либо на обоих языках сразу (один раз видел немцев и один раз - французов, это всё). Наслушавшись этих бесед - на море, в бассейне, в ресторане, в магазинах, принял было решение издавать в Израиле журнал "Задушевное беседер", но вскоре передумал. Чукча не издатель, чукча писатель. И турист иногда.