frkr (Александр Левин) (frkr) wrote,
frkr (Александр Левин)
frkr

ОРФЕЙ

    Здесь чичажник и мантульник,
    лопушаник и чиграк,
    волчий локоть, загогульник,
    самоед и буерак.
    Вьются стайкой пятихатки,
    злобный вывертень жужжит,
    тихо ползают мохнатки
    и перчаточник бежит.

    Всяк несёт своё устройство,
    всяк вершит своё еройство.

    Под крупиной толкунец
    водит бойкий па-де-дец.
    Голубника костенеет,
    мухоедка яйца греет,
    ерофеевка шуршит,
    стрекомысло так лежит.
    Аполлонница с нимфеткой
    над лиловою клевреткой,
    а безвредень над ваньком,
    изумительным цветком.

    А на пне ветлуги старой
    я сижу с моей кифарой,
    и на пенье-ё певуче
    всяка тварь слетает тучей.

    И пока звучит струна,
    я даю им имена.


     В конце 90-х годов побывал я на одном волжском островке под Казанью. Островок вообще-то безымянный, но все называли его Буяном. Почему бы и нет?
     Заинтриговала меня тамошняя растительность. Так похожая на нашу, московскую, подмосковную, при ближайшем рассмотрении всякий раз оказывалась она какой-то иной. Вроде, знакомое растение, травка, цветок, а приглядишься – другое, другая, другой... И бабочка – ну в точности такая, как в моем дворе летает, ан нет: поближе подойдешь – не такая!.. И как со всем этим быть? Как все это безымянное называть в разговорах и стихах?
     Для нас, горожан, это вообще проблема. Мы и в городе-то у себя не все деревья по именам знаем, а уж, попадая в места диковатые, теряемся совершенно.
     Вот и пишет поэт этак обобщенно, неконкретно – "трава", "кусты", "деревья", – как будто у него очки разбились, контактные линзы потерялись, и он просто не может рассмотреть, что за растение так ему сердце веселит или, наоборот, печалит. Оттого и веселье выходит неубедительное и печаль абстрактная, ничья.
     Но и другая крайность горожанина смущает. Попадются ему иной раз книжки писателя подкованного – из помещиков (вроде Бунина) или же педантичного современника, никогда не выходящего из дому без определителя растений, птиц и насекомых. И вот начинает этот писатель сыпать названиями – всеми этими чичажниками и мантульниками, – а названия ну ровным счетом ничего не говорят ни уму, ни сердцу читателя, не способного ясень отличить от вяза, а чистотел от болиголова.
     Проблема неразрешимая. Вот я и подумал, что названия для цветка, птицы, насекомого не обязательно знать. Можно его придумать – лишь бы слово было похоже на то, что видишь. Так по одной из легенд дозволено было поступать Орфею (а по другой – Адаму). Так и я поступил.

А тут песенка, ежели кто не слыхал.


P.S. Но как же как терзали этих орфеев комары, когда вечерком вылезали оные орфеи под яркие софиты петь свои бессмертные песни!.. Просто тучи, тучи кровососущих самок желали отведать орфеева тела!
Tags: Орфей необязательный, песни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments