frkr (Александр Левин) (frkr) wrote,
frkr (Александр Левин)
frkr

   В восьмидесятых годах прошлого века, когда я был еще слишком зелен, чтобы понимать всю правоту Николая Заболоцкого, написавшего: "Ходит по двору экзема, за экземою - коза. Дети, если вы - богема, буду драть за волоса", я таки имел некоторое отношение к богемной среде, хоть и краешком. Зато некоторые знакомые поэты были настоящая богема. Ну, в смысле, пили много, по бабам гуляли и считали себя очевидными и несомненными гениями (стихов.ру на них не было!).
   И вот какая интересная мода распространена была промежду гениев: полагать себя не просто потрясающими стихотворцами, но еще и Спасителями рода человеческого, Искупителями его же грехов – и всякое иное в том же роде. Под это дело выдавался им свыше немалый кредит на пьянки-гулянки заради написания ими потрясающих произведений о собственных Страстях. Один высоко чтимый среди знакомых поэтов поэт даже написал Евангелие от Себя...
   Но поздний совок к Страстям мало располагал. Располагал он, пожалуй, только к блядству и алкоголизму. Однако для творческого человека главное не реальность, а самоощущение, а с этим всё было в порядке.

      ТРИПТИХ ОБЪЯСНИТЕЛЬНЫЙ

      ПТИХ ПЕРВЫЙ

      Два гражданина окол остановки
      писали на столбе, что мы за мир.
      При этом оба грязно выражались
      и по-татарски говорили вслух.
      А может по-еврейски, я не знаю.
      Поскольку, как известно, мы за мир,
      я возражать двум гражданам не стала,
      а скромно в стороне себе стою.
      Но после вдруг один из них сказал:
      «Гляди, какая душка через «жэ»!»,
      и указал при этом на меня.
      Я по́няла, что это оскорбленье,
      Поскольку «жэ» – ведь это неприлично! –
      но я себе молчу и жду троллейбус.
      А тот, другой, что с рыжей бородой,
      он так особо гнусно ухмыльнулся
      и что-то по-еврейски произнес.
      А впрочем, это, может, был татарский.
      Потом они приблизились ко мне
      и стали неприлично выражаться,
      чтоб нам поехать вместе выпить пива.
      А я сказала им, что я не пью
      ни пива, ни вина, ни даже чаю.
      А эти двое принялись смеяться,
      и бородатый громче и противней.
      А после он сказал, что он поэт,
      но плохо выговаривал слова,
      и говорил, что он всемирный гений,
      и что сегодня будет всё читать
      в одной квартире (адреса не помню),
      и я должна поехать слушать их
      (кого-то их) в троллейбусе семнадцать.
      И я решила, что всемирный гений –
      довольно интересно. И к тому же,
      он знает иностранный (или два).
      И я решила к ним туда поехать,
      хотя на улицах я не знакомлюсь,
      но просто он сказал, что он поэт,
      хоть плохо выговаривал слова.
      И там он им читал свои стихи,
      они все совершенно обалдели.
      Про что, я, там, не очень поняла,
      но тот, который был на остановке
      без бороды, он говорил тому,
      другому: «Ну, мужик, ты дал!» –
      и что-то по-татарски добавлял.
      Но только я узнать у них забыла,
      как их зовут, поэтому прошу
      их разыскать, особенно того,
      который с бородой, поскольку он
      мне обещал за вечер пять рублей,
      но не отдал. И вовсе не за то,
      за что мне ваш сотрудник намекал,
      а вот как раз за то, чтоб я его
      свезла домой, когда он был нетрезвый –
      ведь он поэт, почти что как Есенин.
      А он, хотя и гений всесоюзный,
      но тоже оказался подлецом,
      как тот, другой, он был ещё в очках.
      Прошу мне разрешить скорей уйти,
      поскольку нас в конторе проверяют,
      и я боюсь сегодня опоздать
      к десьти-пятнадцати, когда у нас начало.
      Я в области живу, на Силикатной,
      оттуда долго ехать до работы,
      поэтому я часто здесь ночую.
      Точней, не здесь, конечно, – у подруги,
      на станции Медведки. Звать меня
      Мария Николавна Магдаленко.




      ПТИХ ВТОРОЙ

      Один был слеп, другой наоборот.
      Он сидели в сквере на скамейке
      и в очередь кусали огурец
      и чем-то, видно, вкусным, запивали.
      А тот, который был в зелёной шляпе,
      он плюнул наземь и горелой спичкой
      из плюновенья бренье изготовил,
      все время щурясь в дыме сигареты,
      которую держал в другой руке.
      А тот, который был формально слеп,
      но духом зряч и даже как бы крепок
      в своих, пускай неверных заблужденьях, –
      он не хотел, наверное, прозреть –
      от брения, помазаньем очес,
      и даже энергично возражал,
      и даже шляпу уронил с соседа.
      А чудотворец тоже возражал,
      и поднял шляпу, и о край скамейки,
      брезгливо счистил брение святое
      и грубо оппоненту заявил:
      «Пошел бы ты в купальню Силоам!
      Умой свою невыспанную рожу!
      Они тебе прочистят там глаза
      и мо́зги!». Прям так «мо́зги» и сказал!
      А кажется, такой интеллигентный!..
      А тот ему, опять же возразил,
      и даже собирался взять за галстух
      и по одной, а после по другой
      ланите обещал его набить.
      Но тут вмешался ваш один сотрудник,
      он это безобразие пресек. Или пресёк?..
      Нет, кажется, пресек: он их обоих
      сопроводил в купальню Силоам,
      где оба окончательно прозрели
      уже к утру. Я лично это видел.
      Я с ними был, и тоже я прозрел.
      И в этом энергично подписуюсь:
      Иван Матвеевич Лукин-Марковкин.




      ПТИХ ТРЕТИЙ

      Чего-то я икаю прям с утра.
      Да… Звать меня... ик!.. Юдин Петр Симоныч.
      Сейчас я по порядку объясню.
      Я сборщик взносов в профсоюз в отделе.
      Ну, временно – Наталья в отпуску…
      И вот вчера я ехал на рыбалку
      и взял с собой случайно тридцать рэ
      из этих взносов. Просто… ик!.. случайно.
      Я с удочками шёл, а этот вот
      видал, как я беру за пять с полтиной,
      и говорит: бросай свою рыбалку,
      пойдём со мной. (Своих, конечно, нет,
      а выпить, ясно, хочет…)
      Грит, сведу
      к знакомой, будем как в раю.
      Ну, мы сначала взяли колбасы,
      «Пегаса» пару штук и по два-сорок
      три штуки… ик!.. Да чёрт же! Ну, потом
      приехали, а бабы дома нет!..
      Он говорит: «Приедет, обождём!
      Давай сперва дерябнем». Ну, поддали.
      И он давай стихи свои читать.
      Я там не очень, это, разбираюсь,
      по-моему, говно… Тойсть, извините,
      по-моему плохие. Всё кричал:
      «Они меня раз пнут, потом еще раз!
      И ржавыми… ик!.. что-то.. пригвоздят!».
      А бабы этой нет и нет!!
      Потом
      он стал кричать: «Свидетельствуй о мне!».
      Потом – не помню… Но разбил витрину
      не я, а он – вот это помню точно.
      Меня там даже не было и близко.
      А дальше… ик!.. обрывками. Вот помню,
      как мент его вязал… Ой, извините,
      сотрудник МВД, а он орал.
      И тот его слегка… Ну, да, раз пять,
      я думаю, не больше… ик!.. Но сильно…
      Чего?.. Ага, ага, конечно, понял.
      Спокойно взяли, нежно повели,
      а он буянил, да, все так и было.
      И вот ещё прошу, чтоб он вернул
      мне эти тридцать рубликов, которых
      он выманил, используя обман.
      Прошу мне на работу не писать,
      поскольку я ни в чем не виноват,
      всё он меня, ско… ик!.. тина, извините,
      а я чистосердечно рассказал,
      и сам всё, по своей инциативе.
      Свидетельствую, стало быть о нём.
Tags: Старое
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • НАША ИННОВАЦИОННАЯ КОМПАНИЯ ПРЕДЛАГАЕТ…

    …Стильно модный кабинетинг, прогрессивно мягкий креслинг, конструктивно гладкий столинг, стильный полкинг, ёмкий шкапф. Это будет ваш работинг, ваш…

  • КАРАНТИНКА С НАТУРЫ

    Вот такой текст, ограниченный строгими (но размытыми) временными рамками. Через пару лет никто и не вспомнит, о чём это... А с другой стороны - если…

  • ВЕЛИКОЕ СЛОНЦЕ

    А еще пришло мне в голову (пешком пришло, не спеша), что кроме уменьшительной формы («слонышко») должна быть еще и обычная – «слонце». И что про…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments