Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

frkr

Тайны Вечнозеленого леса (30)

ТЁМНО, ТИХО, НЕСПОКОЙНО
Л
ес был не просто тёмным и бесцветным, он был ещё и тихим и пустынным. Если и раздавались какие-то звуки, то только истошные крики птиц, да и то очень редко. Зверей и зверят было не видно и не слышно.
– А где все? – через некоторое время спросил львёнок. – Почему тут везде пусто?
– Попрятались. Тут хищники повсюду, – объяснила Правая Обезьяна. Откуда она это знает, никто не спросил. Но она была права: в Тёмном Лесу зверята сидели по норам, а если своей норы не было, прятались в траве и в кустах, стараясь не шуметь, чтобы не стать чьим-то обедом или ужином.
А в остальном лес был почти таким же, как дома: те же елки и сосны вперемешку с кокосовыми и банановыми пальмами, те же кусты по бокам дороги, ведущей от одной полянки к другой, те же развесистые дубы и баобабы на полянах… Только немножко серые.
Но вскоре гости на себе почувствовали, насколько этот лес отличается от Вечнозелёного Леса, спокойного и безопасного. Collapse )
frkr

(no subject)


___________

1 Не совсем понял, что имел в виду автор. (прим. ред.)
2 Онучи – портянки, обматывающие ногу до колена. Хотелось бы уточнить у автора, с какой это стати портянки кирзовые?! (прим. ред.)
3 Зипун – крестьянский кафтан без воротника, изготовленный из грубого самодельного сукна ярких цветов. Про шёлковые зипуны редакции ничего неизвестно. Автор спутал! (прим. ред.)
4 Не комментирую… (прим. ред.)
5 Скакун – резвая в беге лошадь чистокровной породы. С какой стати такого коня использовать на пахоте (или все же на жнивье??), стоило бы спросить у автора. (прим. ред.)
6 Жнец собирает урожай, а не вспахивает поле при помощи плуга. Автор ошибся! (прим. ред.)
7 Десница – правая рука, левая десница – оксюморон. Автор неправ! (прим. ред.)
8 Пажить – луг, пастбище, на котором пасётся скот; орать значит пахать. Но зачем пахать пастбище, автор не объясняет. А хотелось бы! (прим. ред.)
9 Бунчук – украшение на копье, например, в виде конского хвоста. Почему в бунчуки одеты солдаты, пусть вам автор объясняет! (прим. ред.)
10 Епанча – старинная верхняя одежда в виде широкого плаща, накидка. С какой этот стати она вдруг «наборная», спросите у этого, блин, автора!! (прим. ред.)
11 Пищаль – старину в России – пушка. Ну, хорошо, позднее так стали называть фитильное ружьё. Но почему вооружена им не пехота, а кавалерия, пусть вам этот хренов автор объясняет!!! (прим. ред.)
12 Посадник – наместник князя для управления городом, областью или выбранный вечем правитель города. Откуда их сразу пятьдесят в одном строю – вопрос к автору, к автору!!!! (прим. ред.)
13 Стерня – сжатое поле, жнивьё. (прим. ред.)
14 Урядник – унтер-офицер казачьих войск. С какой стати он управляет отрядом посадников, известно одному только идиоту-автору. (прим. ред.)
15 Засупонить – затянуть ремень, коим стягивают хомутные клешни под шеей лошади при запряжке. (прим. ред.)
16 Комолый – безрогий (бык, корова). Конь, он конечно, тоже безрогий, однако ж… (прим. ред.)
17 Жнивьё – то же, что стерня. Ходят ли по ней ласточки и с какой целью, уточнить у автора! (прим. ред.)
18 Геркулес, блин!!! Геркулес клюют!!! (прим. ред.)
19 Прялка – простейшее устройство для прядения всего одной нити. Для тканья (создания тканей из нитей), а равно и для шитья рубах, прялки не приспособлены, автор, раздолбай ты хренов! (прим. ред.)
20 Стерня – сжатое поле, жнивьё… Ой, я уже это говорил… Но какого чёрта стерня тут чёрная! Она же золотая, соломенная!.. Автор, объяснись, блин-клинтвуд!!! Ты понял, нет, автор?!!!!!! (прим. ред.)
________
*** Редактору – отвянь! Автор платит за издание, твое дело запятые расставлять! Всё! (прим. изд.)
frkr

(no subject)

    * * *

    Ввинчивается в висок борзый младой винтернет,
    ввинчивается не хуже, чем толстый боец-зомбоящик.
    Оба лучше, от обоих съезжает берет
    такого как бы художника и шапка простого трудящего.

    Влобчивый телек долбит тяжёлую долю –
    лобную. Все тяжкие задействованы, чувства восчувствованы,
    разум поставлен на паузу.
    Winтернет как бы взывает к разуму, указуя на волю
    (которая воон там!), на право (которое вооон там!),
            на свободу для бизнеса и искусства
    (которые вооооон там! –
    там где ходит гиппопотам).

    В бомбящике все лица нарисованы, особенно тщательно – глазки и ротики.
    Из-под лиц выезжают должности, а за ними и танки.
    В инете нет лиц, только селфи и котики.
    Нету даже имен – есть лишь ники и аватарки.

    И там и там торжества и ужасы тщательно срежиссированы
    и отсняты в стиле реалити или скопипизжены из клипарта,
    но грамотно продвигаются, пиарятся и позиционируются
    как симулякр Бодрийяра в дискурсе Барта.

    Конструктор реальности действует безотказно.
    В гуглоочках выстраивается убедительнейшая картина,
    реальная реальность может идти лесом: она не вштыривает и не заразна,
    а потому мало влияет на мнение гражданина.

    Настаёт повсеместный и беспроводной инфернет,
    где креакл виртуально замочит быдлосовка и укроп укатает ватника.
    Но и сплющенный временем зомбоящик дает достойный ответ,
    из могил поднимая былых удалых соратников –

    страшных дядек из прошлой, давно прекратившейся жизни.
    Вроде умерли все, десять раз уже были мертвы,
    перепились, перебили друг друга, как орки, в мифических Орске и Жиздре,
    а гляди-ка: ходят опять, вновь лишаются головы,

    но живут, говорят (как обычно – с трудом), не умеют включать унтернет,
    но знают, как держать автомат. Вот он совок настоящий!
    А креакла – его и на свете-то нет,
    покуда он сам не сыграет в такой же практически ящик.

    Доиграется в ящик виртуальной реальностью испепеленный остаток ума,
    размывая действительность мощной струёй фотошопа,
    копипаста и перепоста. Доиграется более не сомневающийся Фома,
    уверовавший в нарисованный им самим образец агитпропа.

    Недешевый блохбастер нам покажет, где правда, где ложь.
    Доказательств не нужно, фак-шокинг сменяет фактчекинг.
    Озверин раздают по копейке за баррель, и точится нож,
    на который так гарно поднять человека –

    плохого парня. Впрочем, нож уже неактуален,
    не слишком концептуален, да и недостаточно виртуален:
    требуется, понимаете, личный контакт, а это нехорошо –
    вдруг не мы, а нас? А нас-то за шо? –
    как шутили когда-то…

    Нет уж, лучше рулить бесплотным летательным аппаратом,
    сидеть в комфортабельном кресле на мягкой попе – этаким бравым солдатом,
    раздолбавшим, глядя в экран, всех нехороших парней
    прямо в ихнем сортире, прямо в ихнем дикарском говне.

    Аватары гуляют по улицам, скрывая лица,
    анонимайзер в каждом универсаме, банке или аптеке.
    Можно приколоться – пострелять, попрыгать, повеселиться!
    Жизнь налаживается, радуйтесь, человеки.


    26 июня – 6 июля 2014
frkr

(no subject)

      Мы живём у ржавой речки –
              два притопа в ширину –
      возле парка и музея,
              где ракета во дворе
      и запасный бронепоезд
              бодро едет на войну,
      а мы всей кодлой крутим ручки
              в боевом его нутре.
      В парке пруд, где выдаются
              плоскодонные корыта,
      а в открытом кинотеатре
              вяло хроника течёт,
      как шизуха. Лезем в дыры,
              нам везде пути открыты,
      а старушки ходят в двери,
              так как им везде почёт.

      Мы стреляем в танк и в зайца –
              пара выстрелов пятак, –
      раскладную духовушку
              осмотрительно держа;
      забираемся в подвалы,
              залезаем на чердак,
      и со стройки нас гоняют
              злые дядьки сторожа.
      А мы гоняем футболяну
              на раздолбанной площадке,
      все бежим огромной кучей,
              как динамо и спартак,
      а вратарь готовит к бою
              агромадные перчатки,
      и амбал четвероклассник
              всех мотает только так.

      Во дворе играем в прятки,
              и топор сидит, как вор,
      за забором и в сарае,
              где дрова и колуны.
      А дурные иностранцы
              не допетрят до сих пор:
      хочут или же не хочут
              эти русские войны?
      Слышит родина и знает,
              как в космическом пространстве
      Терешкова и Быковский
              пролетают в облаках,
      а мы прыгаем с сарая,
              и не знают иностранцы,
      что корабль «Восток-120»
              приземлился в лопухах.

      В банке жужелица ходит,
              шелкопряд в коробке спит,
      аппаратом марки «Школьник»
              перещёлкан целый свет.
      В костерке стреляет шифер,
              в луже булькает карбид,
      и повсюду поселился
              удивительный сосед.
      Ходим в школу через стройку,
              вдоль барака, палисада,
      то берёзка, то рябина,
              красный ранец за спиной,
      мимо ржавой автобазы,
              мимо драного детсада,
      и кричит на нас собака,
              как старуха у пивной.



    С 1960-го года, после того, как отец демобилизовался из армии, стали мы жить на Большой Екатерининской улице, возле парка ЦДСА. (ЦДСА – Collapse )