Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

frkr

Слонышко гуляет по дорожке

Когда-то подслушал у детей, тогда еще совсем маленьких, забавное словечко "слонышко". А теперь вдруг вспомнил о нем и написал на эту тему целое стишие...

    * * *
    Слонышко гуляет по дорожке,
    гулко топчут слонышкины ножки,
    бойко машут слонышкины ушки,
    рядом пляшут мелкие подружки
    (или это толстые подушки?),
    мощный хлобот над землей клубится.
    Слонышко устало. Спать садится.
frkr

Когда я был маленький...

Некоторые товарищи считают данное стихотворение детским, но они ошибаются! Данное стихотворение не детское, а ностальгическое. А это совсем, совсем другое дело!..
    * * *
    Когда я был маленький,
    я всегда носил валенки,
    шапку с ушами, мохнатую шубу,
    вязаный шарф и варежки.
    Меня на санках везли до садика,
    а я зевал и смотрел на валенки.

    Это сейчас я большой дяденька,
    а тогда я был ещё маленький!

    Вот я и сидел да смотрел на валенки,
    а на валенках были галоши.
    И так блестящи были они! так хоро́ши!
    Тогда ведь и оттепели случались тоже,
    а в галошах и в луже потопать можно,
    не промочив ноги.
    Или промочив, но совсем немного…

    Я же был тогда маленький!
    В чём ходить-то мне? Ясно, в валенках!

    Детский садик был в жилом доме, в полуподвале,
    полуокна его торчали наружу,
    возле этих окон мы и гуляли:
    долбили лопатками замерзшие лужи,
    снежками друг в друга пуляли,
    лепили бабу, копали норки,
    катались на санках с горки.

    И хотя я был ещё маленький,
    я не был сынок маменькин!

    А какое суровое было время! –
    на улице минус двадцать и снега по пояс
    (не для взрослых по пояс – для маленьких,
    у которых галоши и валенки),
    но маленькие одевались и шли на прогулку…
    Ну и что ж, что мороз, ну и что ж!..
    Нас морозами не проймёшь!
    Шли по заснеженному переулку,
    взявшись за руки, топали парами…

    Это теперь мы сделались старые,
    а тогда мы все были маленькие
    и всё время носили валенки,

    ели суп и кашу, запивали компотом,
    сидели на горшках, спали на раскладушках,
    пели хором, танцевали, играли в игрушки,
    возили по полу машинки и танки,
    и ждали, когда же нас увезут домой,
    и мы будем ехать на санках,
    зевать и смотреть на валенки…

    Куда ж ещё смотреть?
    Мы же маленькие…
frkr

Тайны Вечнозеленого леса (11)

КЕНГУРАЛИЯ
Н
а краю обширной поляны, которую в Лесу называли Кенгуралией, толкалась группа мохнатых рыжих тётенек с большими, как лыжи, ногами и с тёплыми меховыми сумками на животах. Из сумок торчали уши и носы мелких кенгурят. Мамочки делились друг с другом важными познаниями о том, как правильно воспитывать детей, какие листики полезно жевать молодой маме, а каких стоит избегать, и о том, какие передачи на этой неделе стоит посмотреть по Лесному ТВ.
Малышня в сумках вертела головами, стараясь разглядеть, чем занимаются ребята постарше. Каждый малыш с нетерпением ждал того счастливого момента, когда ему наконец разрешат скакать по поляне и общаться с друзьями, вместо того чтобы сидеть в надоевшей сумке и слушать про то, что «Доктор Мышелова говорит, что листья эвкалипта в больших количествах способны привести к потолстению и сокращению прыгательной активности»…
А по усыпанной песком волейбольной площадке бегали кенгурята среднего возраста из команды «Звёзды Сумчатые». Между двумя деревцами была натянута лиана, над ней и летал туда-сюда лёгкий волейбольный мячик.
Даже у не вполне взрослых кенгурят ноги были мощные, как лыжи, зато руки оказались, хоть и цепкие, но маленькие, поэтому не у всех кенгурят получалось отбивать летящий мячик и точно передавать его товарищу по команде. Но на то и тренировка, чтобы учиться тому, чего пока не умеешь. Заодно, натренировав руки в волейболе, кенгурята могли более успешно выступать в самом популярном в Кенгуралии виде спорта – в боксе. Точнее, в кенгбоксинге, как его называли все кенгуру.Collapse )
frkr

Тайны Вечнозеленого леса (9)

НЕ СОВСЕМ БАРАБАШКА
В это время на полянке обнаружился незнакомый барашек. Точнее, поскольку на голове барашка был венок из ромашек, можно было догадаться, что это не барашек, а овечка. Так мы и будем ее называть.
Овечка остановилась неподалёку от обезьяньего дерева, сорвала травинку и принялась её жевать.
– Здравствуй, овечка! – сказал вежливый слонёнок. – Я слон, меня зовут Потомушта. А тебя?
Овечка перестала жевать и хитро прищурившись, сказала:
– Вот тебе загадка: мой папа Баран, а мама Овца. Но меня зовут не так, как маму и не так как папу. Кто я?
– Баранка? – догадалась Левая Обезьяна.
– Холодно…
– Барашка? – предположил слонёнок.
– Теплее…
– Барабашка?! – изумился Львёнок Лев.
– Горячо! Почти угадал, – радостно подпрыгнула овечка. – Я Бушка-Барашка! А друзья зовут меня просто Бушка. Или просто Барашка.
– Ну, тогда и мы тебя будем так называть.
– А вы друзья?
– Конечно, – закивала головой Левая Обезьяна. – Мы с львёнком и слонёнком давно дружим. Можем и с тобой.Collapse )
frkr

СИДИМ ДОМА

      Ходят кони на балконе.
      Дети бредят в телефоне.
      Папа смотрит сериал.
      Маме хочется в астрал.

      Мама едет на диване
      в нескончаемую высь.
      Папа роется в кармане,
      ищет правильную мысль.

      Кони скачут по балкону,
      ржут, копытами стуча.
      Дети топают, как кони,
      топоча и гогоча.

      Мамой быть ужасно трудно,
      папой быть ужасно нудно:
      дети вечно жрать хотят,
      дети мучают котят,
      не дают сходить в спортзал,
      не дают взлететь в астрал.

      Кони, кони, где вы кони?
      Как-то тихо на балконе…
      Папа продавил диван.
      Мама плюнула в стакан.
      В раковине – тараканы.
      Дети слопали бананы,
      опрокинули горшок…

      В общем, дома хорошо!


          май 2020
frkr

(no subject)


      НЕ ПО НЯТКИ

      Об стракционистские нет-нет, да и
      да-да-истские пополз, но вения,
      а также вея, ни я, ни ты и никто иной



      1.

      В. С.

      Пустых хотел сказать забыл зовут.
      Бежать спешил внутри или снаружи.
      Налёт назад наверх, пустой сосут,
      едят, лежат, идут или по роже.

      Иных ему не ах, не ох, не эх,
      сплошных его вести, трясти и драться.
      И некуда у тех, и смех, и грех,
      и никуда у этих подеваться.

      Они бы подевались, дважды два,
      они бы ох и ах, когда б не дело.
      И грек и латинянин и мордва
      (или плотва), легка и похудела.

      Но все его столетние столпы,
      все сто-стол-пов стоят, лежат и ходят.
      И я бы смог преодолеть судьбы,
      когда бы не забыл зовут, Володя.


      2.

      А. Л.

      Не по нятки, а по нотке,
      не по нотке, а по нитке,
      по придумке, по находке,
      по строфе или куплету,
      по траве и пустоцвету,
      ходят-ползают манатки,
      многоразные пинетки,
      пучеглазные мохнатки
      и стальные птицеедки.

      Ходят-ползают кругами,
      грозно двигая ногами.
      Пиловидными рогами
      расправляются с врагами.
      Шевелят и возглавляют,
      плотоядерно пуляют,
      воеванцами пугают,
      дуракащенко валяют,
      боестукнутых сжирают,
      оживляют, умирают,
      роют, воют и ломают,
      ничего не понимают.

      Ничего не понимают.
      И ничего не помогает!


      3.

      Читай, что сказано, читаец!
      Летай, где велено, литовец!
      Ползи, подпрыгивай, ползаец,
      полнокоровиц, многоовец!

      Люби, что велено, любивец!
      Пребудь смиренец, неубивец!
      И сколь бы скользок не бываец,
      ходи, ничуть не попугаец,
      не устрашаец, не ленивец,
      не пёсец, не лисец, не знаец.

      Пребудь, с врагийцами сражаец!
      Свети, свистец, и пой, кружавец,
      на птицевидном языке!
      И хватит спать, когда меняец
      настал, поец и воссияец,
      и красным знаменьем сияец
      в своей протяжнутой руке!
frkr

Переходный пешеход

      Пипичет вертикальный транспорт,
      пипичет выходная дверь,
      над пешеходным переходом
      пипичет добрый светофор.
      Кричит забытая машина,
      пипичет из последних сил,
      свово пропавшего мужчину
      зовёт на разны голоса,
      то запоет, а то заплачет,
      пищит, кудахчет, кукаречет,
      как будто кочет или кречет,
      как будто девица-краса.

      Над переходным пешеходом,
      глядящим в небо мимоходом,
      опять раскрылись небеса.
      Опять щебечет и пипичет
      (не так, как кочет или кречет!)
      ватага бойких воробьёв,
      пищат задорные синицы,
      пищат младенцы и девицы
      при виде тающих снегов,
      при виде новых берегов.

      И в переходном пешеходе,
      идущем вброд по лону вод,
      вдруг просыпается, смущаясь,
      его помятая душа,
      поёт, курлычет, кукаречет,
      кукует, квохчет и пипичет –
      не так как кречет или кочет,
      а так как хочет…


Текст писался в прошлую оттепель, когда все текло и все изменялось, и солнышко светило, не то что сейчас. Но откладывать публикацию до следующей оттепели не буду - свеженькое, чешется :)
Володя Строчков предлагает назвать стихотворение "Пипическое". Как думаете, не слишком заковыристо для начала?

frkr

Серенькая учица

К началу очередного учебного года



      Серенькая учица,
      над столом склонённая,
      пялится и телится,
      мучится, но учится.
      Срежется – расплачется,
      свалит – успокоится,
      пёрышком старается,
      инженером хочется.
      Инженер володенький,
      узенький, серьёзенький,
      сам весь положительный,
      резус отрицательный.
      Влюбится и женится,
      тем это и кончится,
      учицу хотимую
      из общаги вызволит.

      Умненькая учица,
      над столом склонённая,
      щурится, очкарица,
      вредница-ехидница.
      Получит "хор." – расстроится,
      сдаст на пять и важничает.
      Учится, старается,
      аспирантом хочется.
      Аспирант хотеющий,
      с мамой проживающий,
      подавать надеющий,
      много обещающий,
      влюбится и женится,
      тем это и кончится,
      умненькую учицу
      из общаги вызволит.

      Пёстренькая учица
      над столом склонённая,
      пудрится и мажется,
      модница-кокетница.
      Срежется – разнюнится,
      сдует – улыбается.
      Охали да хахали,
      щекоталы-трахали.
      Кучерявый вылезень
      подгребёт-подвалится,
      позвонит-потренькает,
      вцепчивый и влипчивый.
      Влюбится и женится,
      тем это и кончится,
      пёстренькую учицу
      из общаги вызволит.

      А в общагу драную
      въедет в свою очередь
      злюканькая учица,
      глюканькая учица,
      мяконькая учица,
      ме-е-еконькая учица,
      учица-халявщица,
      учица-тусовщица,
      учица-спортсменщица,
      учица-китаица...
      Так и продолжается.
      Так и продолжается.

А в песенке оказалось на куплет меньше. Умненькая учица как-то выпала, за что некоторые товарищи меня порицают – кажется, как раз те самые, что женились на умненьких... Ну, виноват, некоторые товарищи! Простите самодеятельного композитора! Зато песенка веселенькая вышла. Андрюша Анпилов даже выразился в одном авторитетном издании так, что она, мол, спета как детская. И правда: там для детей все нормально, это взрослые кое-где (например, на восьмой строке третьей строфы) излишне напрягаются, кое-кто нервно смеется, а иные даже немного краснеют... У них тоже прощения прошу – детская так детская, взрослым слушать необязательно...