Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

frkr

Тайны Вечнозеленого леса (38)

ВЕРНУТЬ СВОИХ
– Н
у что, давай теперь мое Орудие Победы проверять? – предложил Потомушта.
– Давай. Только ты ещё порепетируй. Ошибаться нельзя, сразу всё блямкает и тухнет… то есть, гаснет… Я на одну буковку ошибся! – вместо «наше» сказал «ваше» – и всё! Лишился бабушкиного подарка насовсем!
– Слова-то я не забуду: у меня память фотографическая, – задумчиво забубубукал слонёнок. – Но ведь у меня длинное заклинание, а я должен успеть его проговорить, пока чучело горит. А оно, вдруг, бах! – вспыхнет и сгорит!.. Вдруг я не успею?
– Да ну, как не успеешь?! Успеешь! – ободрил товарища львёнок. – Просто порепетируй своё заклинание, как скороговорку. Помнишь, как их заучивают? Корабли лавировали, лавиловари, да не вы… ры… вали… Раз десять скажешь, и будет от зубов отскакивать.
Слонёнок согласился с советом друга и принялся повышать скорость своего расколдовывания. И пока он ходил, бубня себе под нос «Гори, гори ясно, гори не напрасно…», непоседливый львёнок, успел пробежаться по поляне в поисках чего-нибудь интересненького (но обходя стороной слоновий бассейн), и даже попытался поучаствовать в учебных занятиях молодых слонов по маршировке и перестроению, как это называл слоновий старшина Слонопутра Индийский. Но там его едва не придавили молодые и не очень ловкие, зато очень рослые слоны-солдаты…Collapse )
frkr

Тайны Вечнозеленого леса (14)

Эта игра может продолжаться довольно долго. Она и продолжалась…

ЗАЧЕМ НУЖНЫ СОКРОВИЩА

…д
о тех пор, пока не пришёл львёнок.
– Привет! Знаете, что я узнал? – закричал Львёнок Лев, едва войдя на поляну. – Ни за что не догадаетесь!
– Ты узнал, как тебя на самом деле зовут? – предположила обезьяна.
– Нет, я и так уже выучил. Не угадала.
– Ты узнал, что Луна скоро упадет на Землю? – снова предположила обезьяна.
– Да нет, нет!.. Я узнал, где спрятаны сокровища!
– Какие сокровища? – удивилась Левая Обезьяна.
– Драгоценные! – сказал львёнок. – Оказывается, на нашей Реке есть Таинственный Остров.
– И что?
– Как что?! Collapse )
frkr

Тайны Вечнозеленого леса

Много-много лет назад, впечатлившись замечательными советскими мультфильмами типа «Винни-Пуха», «Тридцати восьми попугаев» или «Острова ошибок» (оттуда моя любимая фраза: «Сюда нельзя, здесь кролики!»), я открыл тетрадку, в которую записывал свои тогдашние стихи, и принялся записывать в неё совсем уж не стихи, а такую вполне себе сказку – про Левую Обезьяну и её друзей. Написал несколько страничек, да и бросил. Вернулся к стихам и песням. И про эту свою недосказку забыл на много-много лет.
Но когда много-много лет таки прошло, просматривая свои, так сказать, архивы, я наткнулся на те самые несколько страничек про Левую Обезьяну и её друзей. Прочитал с интересом и некоторым даже удивлением: это точно я написал?.. – тетрадка моя, почерк, вроде, тоже мой, но ничего такого не помню!..
Ну и решил на всякий случай ввести всё это в компьютер. Ввёл… И, не останавливаясь, принялся писать продолжение… Collapse )
frkr

(no subject)

Наткнулся в своем архиве на парочку стихотворений 1988 года - позабытых позаброшенных... Достал, отряхнул от пыли, перечитал... Да-да-да, было такое! А я уж и забыл...
Вот один из этих текстов - в духе моих ранних опытов по стихописанию, правда уже без всех этих юношеских комплексов и ученических штампов, но столь же по-юношески пророческий. Ведь все юные поэты непременно время от времени пишут что-нибудь пророческое, верно? Иногда пророчества сбываются.


    ТЕКТОНИЧЕСКОЕ

    Твоя судьба тебя не подвела!
    Такие были странные предвестья!
    Такая дурь над городом взошла,
    что двинул дом с насиженного места,
    потёк асфальт, как грязная вода,
    со стоном лопнул кабель телефонный
    и расслоился воздух, как слюда,
    в качнувшемся пространстве заоконном.

    Твоя судьба тебя не подвела!
    Какие нынче разыгрались силы! –
    сползает дёрн, как скатерть со стола,
    и днищем вверх плывут автомобили.
    Гляди, гляди! Увидишь ли потом
    такую жуть, щекочущую нервы?!
    Стволы деревьев скручены винтом,
    но есть ещё бутылка и консервы…

    Идёт вразнос затейница-судьба,
    потёк гудрон по мутноватым стёклам.
    Ну, что тут скажешь?.. Наша жизнь – борьба!
    Возьми стакан, налей и тут же хлопни…
    И ты спокоен, можно продолжать…
    Хрустит бетон и, расширяя дыры
    большой тесак консервного ножа
    вскрывает потолок твоей квартиры.

    11 февраля 1988
frkr

Про рочество - сбывается

Блин! Только напишешь что-нибудь смишное про обсероид, а он уж тут как тут! Вот нам пишут: "Астероид Апофис в 2068 году может упасть на Землю, а в 2029 году пройдет на расстоянии, в десять раз более близком к планете, чем расстояние от Земли до Луны". Короче, пофигей, попокалипс и всё прочее! Так что, всем гречкой запасаться!

А вот еще одно важное наблюдение: пророчества, выраженные в поэтической форме, сбываются намного чаще, чем пророчества, выраженные в форме аналитических статей и глубокомысленных докладов. Может, уже пора на законодательном уровне запретить поэтам предсказывать нехорошее?!.. Только хорошее, и пусть сбывается!

А с другой стороны, пророчества никогда не сбываются точно так, как напророчил пророк. Они всегда сбываются так, чтобы можно было (при желании) притянуть пророчество к реальному событию, пусть даже и за уши...
frkr

(no subject)

Стихотворение, написанное по поводу вручения какой-то литературной премии какому-то поэту. Начато вот прям во время процедуры вручения оной какой-то премии оному какому-то поэту, закончено вот прям щас.

      Поэт в России больше не поэт.
      Он выразитель собственных настурций,
      интенций, оппозиций, субституций,
      грядущих политических побед.

      Поэт в России больше не поёт –
      он мемуарится, пиарится, вангует,
      интервьюируется и хеппенингует,
      перформансирует и просто много пьёт.

      Поэт в России больше, чем в шкафу!
      Особенно из Питера в Москву…

frkr

(no subject)


Недописанное стихотворение. Провалялось в без дела с 1996-го года. Вытащил, отряхнул, разгладил, почистил, немного допаял, доклепал и решил, всё же, показать. Но о чём там речь, поймут, как сейчас модно выражаться, далеко "не только лишь все". Может, надо было еще поковырять, но...


      ДЕТСКИЕ НЕДОСЛЫШКИ
      (для тех помнит, о чём речь)

      Когда дорос мой нос, я многое узнал –
      про сопромат, марксизм и мирный атом,
      но так и не узнал, каким же «сатанатом»
      так сумрачно и мощно «правит Бал».
      И как мне быть теперь с тем странным «сатанатом»?
      А может он не «Бал» был, а «Баал»?..
      Всё может быть… Я размышлял об этом,
      но полной правды так и не узнал.
      Я понял многое про тот «и снег, и ветер»,
      но непонятный «звёздочной полёт»
      остался таковым уже навеки…
      Мои навеки! – кто их разберёт,
      кроме меня… Мне пели дивные баллады
      про мир биндюжников в со скрипом-сапогах,
      и полные, как женщины, шаланды
      мне утвердительно кефали на волнах.
      И тут же молдаванки и перессы
      (что обожали Костю-моряка)
      смешались в голове, как поэтессы,
      принцессы и другие стюардессы, –
      а мимо проплывали облака,
      и доносилась, будто бы из рая,
      из точки-радио – эфирная борьба,
      извечный спор: так что теперь играет:
      какой-то «накларнет» или труба?
      Я был c народом, был как все – «за мир, за дружбу»,
      а также, в общем, за «сердечных встреч».
      И парни всей земли запели всё что нужно –
      вот это вышел гром! Ни встать, ни лечь!
      И карты нам заправили в планшеты,
      и баки уж заполнены на треть…
      Но песню, что не до конца допета,
      допеть! – и выпить, чтобы сердцем не стареть!
frkr

(no subject)


Взглянул вчера в окно – белым бело! И подумал: завтра можно будет сказать: "Вчера на землю шмякнулась зима..." И вот завтра настало и я это говорю. Такая вот ностальгия напала...


      НАЧАЛО ЗИМЫ

      Вчера на землю шмякнулась зима,
      как кот ангорский с мокрого балкона.
      Что мне сулит пришествие сезона?
      Схожденье с небогатого ума?
      Гадание по книжке телефонной?

      Иль просто отчужденье от себя
      в ознобной тишине чужой квартиры?..
      Гуляют музыкальные тапиры
      по гаммам фортепьянным. И грубят
      входные двери. Вилками сатиры

      стучат сатирики по голубым тарелкам,
      куют железо деятели муз,
      из кухни доносящийся комуз
      поёт +45, сигает стрелка
      по циферблату, и козырный туз

      давно не залетал в мою обитель.
      К разящему блицкригу холодов
      я снова оказался не готов.
      Фанфарами мяучит победитель,
      чеканят шаг по льдинам городов

      белоголовые нордические массы.
      Предвидятся большие грабежи,
      и руководство осени бежит,
      швыряя чемоданы в тарантасы.

      Зима есть оккупация души.
      Не благо дарит – благосостоянье,
      душевный пыл в размере подаянья
      да крепкий сон. Куда теперь спешить?
      Прощаясь до нескорого свиданья,

      стихов моих стихают голоса.
      Былинный светофор на перепутье
      глядит из-под руки. Из снежной мути
      плывут киты к различным полюсам –
      кто к минусу, кто к плюсу, кто на юг –
      искрятся и звоночками поют.

Стихотворение написано в 83-м году. Тогда "вчера" было 20 ноября, сегодня - на три недели раньше...
frkr

Очень старый стишок

Стал разбирать свой бумажный архив и обнаружил некоторое количество текстов, о самом существовании которых прочно забыл. И как мне кажется, при всех очевидных недостатках подросткового взгляда на мир и такого вполне ученического стихосложения имеет смысл кое-что оттуда показать. Вот на пробу один такой текст – 1980-го года рождения.



    АБСОЛЮТНАЯ ВЕЛИЧИНА

    Средь переменных он был постоянной, и страшно всех выше.
    Мог и умножить на ноль, и возвысить в двадцатую степень.

    Знаки смолчат, как всегда, математика спишет,
    а переменные – что им? – естественно, стерпят.

    Мудрость взрастил, изрубил интегралы в капусту.
    Скобки расставил, где мог. В этих скобках, как в склепе
    свежепокрашенном, стало прохладно и пусто,
    всё по ранжиру – и топот, и шёпот, и трепет.

    А переменные рты разевали с восторгом.
    Значит всё правильно в нашей тетрадочке в клетку.
    От перемены слагаемых стало просторней!
    Множитель выше! Полнее грузить вагонетку!

    Дождь ли пройдет или ветер холодным порывом
    лист завернёт, или выпадет ржавая скрепка, –
    модуль его, возраставший всегда, непрерывно,
    вырос большой-пребольшой, как огромная репка.

    Но математик угрюмый, не дрогнув рукою,
    взял и помножил на i этот модуль великий.
    И растворившись вдали за туманной рекою,
    в область реалий он взглядом уже не проникнет.

    Только и в области мнимых забвенья не будет.
    Будет туман, будет видимость сна и покоя.
    Будет всегда ему сниться, что дробные люди
    из-под него извлекают кубический корень.
frkr

(no subject)

      * * *

      Над пламенеющим поэтом
      витает круглая печаль.
      Проштемпелёванные ею,
      ложатся тёмные стихи.

      Под каждым подпись и печалька,
      на каждом оттиск и привет.
      От никуда до неоткуда
      ведёт петляющая мысль.

      Поэт, не думая о грустном,
      желает остро пошутить,
      изящно молвить о высоком,
      отважно поразить порок,

      но бледный оттиск проступает
      под стихотворной шелухой,
      как дымная луна под утро
      на ярко-синих небесах.

      И этот оттиск – только отсвет
      той пламенеющей тоски,
      что под ребром его клубится,
      саднит и ноет и поёт.