Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

frkr

Тайны Вечнозеленого леса (35)

ДОРОГА К ДОМУ
Н
а Птичьем рынке зверята не заметили ничего особо таинственного. Удивило их, разве что, как там мало птиц и как там тихо. Особенно если сравнивать с Птичьим рынком в Вечнозелёном Лесу. Вот там с утра до вечера кто-нибудь щебетал, или чирикал, или крякал, или каркал. Или всё это вместе… Птицы разных размеров и цветов тучами кружились над поляной, сидели на ветках или разгуливали по поляне.
А здесь зверята не обнаружили ни торговых рядов, ни площадок для танцев, ни той деревянной дорожки – подиума, по которому в Вечнозелёном Лесу расхаживают пернатые красавцы на конкурсах красоты. На месте подиума они обнаружили каменный круг, выложенный из тяжелых серых камней. Нетрудно было себе вообразить, как на эту поляну приходит колдун в колпаке со звёздами и шёлковом балахоне, встаёт в центре и, окружённый валунами, начинает размахивать своей волшебной палочкой…
Впрочем, колпаки, шёлковые балахоны и волшебные палочки – это из других книжек. В нашей сказке ничего такого не будет, извините…Collapse )
frkr

Тайны Вечнозеленого леса (32)

ХОТЬ ШЕРСТИ КЛОК
П
ошли дальше. Слонёнок, вспоминая карту и маршрут, командовал, куда сворачивать, а львёнок бежал впереди, всё осматривая и обнюхивая, как настоящий разведчик из отряда «Острые когти».
Но вся эта разведка не сильно им помогла, когда на одной из пустынных (с виду) полянок они подверглись нападению с неожиданной стороны – сверху.
На ветвях деревьев, окружавших эту поляну, сидели вороны, множество ворон. Увидев зверят, они зашумели, закаркали и стали подниматься в воздух. А потом принялись пикировать на львёнка и обезьяну, стараясь выдернуть у них по клочку шерсти.
Не атаковали только слонёнка. Не сказать, что он был совсем уж не шерстяной, – нет, кое-какой пух на голове и спине у него был, – просто воронам гораздо больше понравилась густая светлая грива львёнка и тёмная шерстка обезьяны.
Отбиться от нападения было бы несложно, если бы эти черно-серые птицы нападали по одной. Но вороны очень хитрые существа, поэтому атаковали исключительно боевыми двойками и тройками: пока одна-две птицы налетали спереди, отвлекая внимание, третья заходила сзади и, вырывав клочок шерсти, быстренько улетала. Зачем они это делали – собирались утеплять свои гнезда или же такое у них было весёлое развлечение, – понять было сложно, но зверятам пришлось несладко. И мощный хобот слонёнка тут мало мог им помочь.
И тогда Потомушта использовал свой хобот по-другому: втянул побольше воздуха и мощно затрубил. Получился настоящий Зов Предков, которому его так долго обучала учительница музыки. Вороны всполошились, сорвались со своих мест и улетели от греха подальше…
Львёнок облегчённо вздохнул и сказал:
– Здорово ты их, Слон! Мощно так!..
– Вот что значит профессиональное владение инструментом! – добавила Правая Обезьяна.
– Наконец-то я понял, зачем столько времени с учительницей занимался! – сказал довольный Потомушта.
frkr

Тайны Вечнозеленого леса (22)

РАЗНОСЧИК ОБЪЯВЛЕНИЙ
П
оляна опустела. В середине её, возле брошенного красного мячика стояли слонёнок Потомушта, Львёнок Лев и хмурая Правая Обезьяна. Она-то первой и назвала имя предполагаемого виновника этой странной истории:
– Это всё Барабашка подстроила. Утащила хороший мячик, а нам подсунула плохой.
– Не то что он совсем плохой… – сказал львёнок. – Просто он для малышни, а большим зверятам не подходит!
– Какая разница! – сказала Правая Обезьяна. – Утащила наш, подсунула свой, вот и всё.
– Интересно, зачем? – спросил слонёнок. – Ей что, папа не захотел взрослый мячик вместо детского купить?
– Может, у неё своего папы нет!
– Почему тогда маму не попросит?
– А может, у неё и мамы своей нет!
Слонёнок и львёнок призадумались. Как этот так – мамы нет?.. Ну, даже если мама на работу ушла, должна же быть бабушка!..Collapse )
frkr

(no subject)



      Когда ты умер, помер, вымер,
      тотчас забылось твоё имя,
      твоя властительная бровь
      и всенародная любовь.

      Когда ты умер, вымер, помер,
      тотчас случился дохлый номер,
      а следом кончилось пивко,
      но птички дали молоко.

      Когда ты вымер, помер, умер,
      из моды вышел чёрный юмор
      и благодарные сыны
      твои присвоили штаны…

      Твои – с лампасами! – штаны…

            1986, 2016
frkr

(no subject)

Еще один старенький текст – 81-года рождения. В жанре не то НФ, не то киберпанк. У него еще было продолжение, но об этом потом...



    КОМПЬЮТЕР

    Есть пара часов перерыва в работе.
    Сегодня мне снилось, что я полетел.
    Шли тесты, и вдруг – это чувство полёта,
    движение ветра, вращение тел!
    Я помню так явно, так чётко, так живо:
    магнитная буря, воздушный поток,
    косматое солнце… О, дикая сила!
    И лёгкие птицы… Я понял потом,
    проснувшись: помеха (всего-то в полвольта!)
    струится по жилам, ячейки грызя.
    Зудят мультиплексоры в блоке контроля,
    так весь бы чесался, да жалко – нельзя…
    Помеха в полвольта – вот чувство полёта!
    Но тесты без сбоев… За это себе
    кажусь детерминированным идиотом
    в случайной системе. Но в этой судьбе
    печальней другое: мне рук не хватает!
    А может быть крыльев, да хоть и колёс!
    Огромные птицы над миром летают.
    Я много могу, но до них не дорос.

    Я стал вдруг бояться своих инженеров.
    Боюсь профилактик и тестовых лент:
    сотрут мою память обычным манером,
    запишут нули, вот и весь интеллект.
    Боюсь, заблокируют мой генератор,
    печальное сердце… И чувствую страх
    при мысли, что пальцы ученого брата
    полезут копаться в моих потрохах.

    Мне стал ненавистен начальник отдела,
    его генеральский дешёвый апломб.
    Он красные кнопки ласкает и смело
    ногтём колупает поверхности пломб.
    Однако радары меня не подводят,
    ракеты послушны и, значит, опять
    антенны прицельные уши наводят
    на птиц легкокрылых, что в небе летят.

    Мне рук не хватает, чтоб дёрнуть рубильник,
    чтоб сжечь микросхемы и ленты порвать.
    А может быть, мне не хватает лишь крыльев,
    чтоб в ветреном небе, просторном и сильном,
    лететь и ракетного пламени ждать.
frkr

Переходный пешеход

      Пипичет вертикальный транспорт,
      пипичет выходная дверь,
      над пешеходным переходом
      пипичет добрый светофор.
      Кричит забытая машина,
      пипичет из последних сил,
      свово пропавшего мужчину
      зовёт на разны голоса,
      то запоет, а то заплачет,
      пищит, кудахчет, кукаречет,
      как будто кочет или кречет,
      как будто девица-краса.

      Над переходным пешеходом,
      глядящим в небо мимоходом,
      опять раскрылись небеса.
      Опять щебечет и пипичет
      (не так, как кочет или кречет!)
      ватага бойких воробьёв,
      пищат задорные синицы,
      пищат младенцы и девицы
      при виде тающих снегов,
      при виде новых берегов.

      И в переходном пешеходе,
      идущем вброд по лону вод,
      вдруг просыпается, смущаясь,
      его помятая душа,
      поёт, курлычет, кукаречет,
      кукует, квохчет и пипичет –
      не так как кречет или кочет,
      а так как хочет…


Текст писался в прошлую оттепель, когда все текло и все изменялось, и солнышко светило, не то что сейчас. Но откладывать публикацию до следующей оттепели не буду - свеженькое, чешется :)
Володя Строчков предлагает назвать стихотворение "Пипическое". Как думаете, не слишком заковыристо для начала?

frkr

ОРФЕЙ

    Здесь чичажник и мантульник,
    лопушаник и чиграк,
    волчий локоть, загогульник,
    самоед и буерак.
    Вьются стайкой пятихатки,
    злобный вывертень жужжит,
    тихо ползают мохнатки
    и перчаточник бежит.

    Всяк несёт своё устройство,
    всяк вершит своё еройство.

    Под крупиной толкунец
    водит бойкий па-де-дец.
    Голубника костенеет,
    мухоедка яйца греет,
    ерофеевка шуршит,
    стрекомысло так лежит.
    Аполлонница с нимфеткой
    над лиловою клевреткой,
    а безвредень над ваньком,
    изумительным цветком.

    А на пне ветлуги старой
    я сижу с моей кифарой,
    и на пенье-ё певуче
    всяка тварь слетает тучей.

    И пока звучит струна,
    я даю им имена.


     В конце 90-х годов побывал я на одном волжском островке под Казанью. Островок вообще-то безымянный, но все называли его Буяном. Почему бы и нет?
     Заинтриговала меня тамошняя растительность. Так похожая на нашу, московскую, подмосковную, при ближайшем рассмотрении всякий раз оказывалась она какой-то иной. Вроде, знакомое растение, травка, цветок, а приглядишься – другое, другая, другой... И бабочка – ну в точности такая, как в моем дворе летает, ан нет: поближе подойдешь – не такая!.. И как со всем этим быть? Collapse )
frkr

О птицах и рыбах


      Рыбы хотят глубже.
      Птицы хотят выше.
      Лошади спят стоя.
      Девушки пьют пиво.

      Птицей он был, птицей.
      Помнят у нас люди,
      как он взлетел выше солнца,
      как, блеснув опереньем,
      пролетел мимо кассы.

      Рыбой он был, рыбой.
      Рыбы поют песни.
      Кони стоят молча,
      а умирают сидя.

      Он умирал лёжа.
      Вышел на двор лёжа,
      видит: идет Лёша,
      страшный как суд Божий.
      Вот он упал и умер.

      Страшно у нас, стрёмно,
      люди хотят лучше,
      люди хотят чаще,
      но убивают друг друга
      и никого не помнят.

      Вот и его тоже.
      Как он взлетел помнят,
      как пролетел помнят,
      а самого забыли.

      А ведь он был рыбой.
      Рыбы плывут лёжа.
      Рыбы живут долго,
      а умирают быстро:
      раз – и уже сдохла.

      Рыбой он был, рыбой.
      Рыбы поют песни.
      Только они тихо,
      редко кто их услышит.
      Разве, другой рыба.


Как принято выражаться, «титульная песня с нового диска». Точнее, стихотворение.
Так удачно совпало, что автор по знаку зодиака как раз Рыба. Впрочем, к самому стихотворению это обстоятельство никакого отношения не имеет. Почти никакого.
frkr

Анpи Pуссо



      В укропной чаще прячется злодей
      с лицом чернее марсианской ночи,
      с глазами, как серебряные дыры,
      с поджарым телом скакового льва.
      Из зарослей выходит красный буйвол:
      коробка клиновидной головы
      и длинные улиточьи рога.
      Он неподвижен, медленно шагает.
      Лев выбегает, прыгает на спину,
      вонзает зубы. Чёрное лицо
      задумчиво. Серебряные дыры
      глядят вперёд отчётливо и кругло.
      Коробка клиновидной головы
      сминается, передние колени
      подломлены, но задние упёрлись.
      Он неподвижен, пятится назад.

      В цветке капусты жёлтая змея,
      тяжёлый хвост её лежит повсюду.
      Бананы аккуратною обоймой
      висят на древовидных помидорах.
      Морковь цветёт красивой пирамидкой
      каштана. Стрелы лука высоки
      и веероподобны. Попугай
      сидит в укропе, якобы летя,
      и смотрит мимо смутным жёлтым глазом.
      На небе осторожно голубом,
      скорее сером
      или даже чёрном,
      горит луна, как красная дыра.
      Но не исключено, что это солнце.